Планка театров Санкт-Петербурга

Кто бы мог представить себе несколько лет назад, что обсуждение театральных постановок выйдет так далеко за пределы изданий, пишущих о культуре (число которых, к слову, стремительно сокращается), и профессионального сообщества и станет прямо-таки регулярной темой новостей и даже общественных баталий?

Другая публика

Да ладно бы, только словесных баталий, но дело дошло и до подбрасывания свиных го- лов к МДТ (на Зимнем фестивале 2013-го), и к проверкам прокуратурой Новосибирского театра оперы и балеты в связи с постановкой «Тангейзера» (в марте этого года). И это только пара самых нашумевших случаев. Театр снова, как в 60-70-е, оказался в центре внимания – но, к сожалению, чаще по скандальным, а не духоподъемным поводам. И с одной стороны, это свидетельствует о том, что наступили непростые времена и непримиримость оппонентов превысила разумные пределы, а с другой – и это хорошая новость, – что театр жив, нужен зрителю и способен резонировать с современностью.

Ведущие режиссеры, собравшись на круглый стол во время Санкт-Петербургского Международного культурного форума, попробовали сформулировать миссию современного театра. Она не в развлечении, а в наставлении, в проникновении в человеческую природу, в попытке понять и прочувствовать и высокое, и низменное. Сетовали на цензуру и запреты, на опасность подмены искусства технологическими новшествами, но сошлись на том, что и новаторский, и традиционный театр служит человеку и ставит его во главу угла. Андрей Могучий, худрук БДТ, которого пресса окрестила одиноким флагманом авангарда, сказал тогда о том, что новаторство оправдано лишь в том случае, если обращено к человеку, а единодушных оценок в наши дни ждать не приходится – даже во время репетиций «Что делать» артисты вели ожесточенные дискуссии. После показа этого спектакля 17 июня актриса Светлана Крючкова упрекнула режиссера в том, что постановка привлекла в театр «публику Comedy Club и «Дома-2», что ее не порадовало.

В своем ответе актрисе Андрей Могучий объяснил появление «нетовстоноговской» публики тем, что БДТ – живой театр. «Для меня не так важно, кто приходит в театр, важно, каким человек выходит из зала. Если после спектакля у зрителя что-то переворачивается внутри, если зритель начинает думать, сомневаться, если он, в конце концов, приходит на следующий спектакль – значит, театр выполняет свою миссию, дает публике новый опыт, расширяет кругозор». Как же зрителю найти свой театр, а театру – свою публику?

Приз зрительских симпатий

Чаще всего театр делят на традиционный и экспериментальный. Традиционный, бывает, упрекают в замшелости и однообразии, а экспериментальный – в бессмысленном переиначивании классики или увлечении спецэффектами или новыми выразительными средствами в ущерб пониманию. Тем не менее, выдающиеся режиссеры всегда привносят свой – новый – взгляд на классику, даже если это традиционный театр, а в экспериментах неподготовленному зрителю не всегда удастся испытать простые человеческие эмоции и проникнуть во все нюансы режиссерского замысла. Но что толку в определениях, если спектакль зрителя не зацепил. А цепляет зрителя актерская игра, захватывающие переживания и трансформации героев, понятные каждому жизненные коллизии. Неожиданный режиссерский подход или особая простроенность мизансцен – оставим это критикам. Чаще всего в театр идут, чтобы увидеть известных артистов, которые, как правило, выращены признанными режиссерами. В нашем городе, к счастью, таких примеров немало: это и великие Алиса Фрейндлих и Олег Басилашвили в БДТ, и блистательные Ксения Раппопорт, Елизавета Боярская и Данила Козловский в МДТ, и замечательные актеры Театра им. Ленсовета в ярких постановках Юрия Бутусова, актерский коллектив театра «Мастерская» Григория Козлова и многие артисты этих и других театров, у которых есть свои верные поклонники.

Уважаемые  знатоки

Однако поход в театр – это больше, чем просто развлечение. На этом празднике от гостя-зрителя все же требуется некий опыт, некое усилие, минимальное понимание – или готовность к таковому – природы этого искусства. Так что каждый зритель по доброй воле и за свои деньги ставит над собой некий эксперимент по восприятию этого живого, но выдуманного способа существования. Это не всегда легко и просто, если только речь не идет о заведомо развлекательных постановках, на которые идут увидеть медийные лица и «просто отдохнуть». Такую возможность, как правило, предоставляет антреприза, но и тут рука не поднимется чесать всех под одну гребенку. Антрепризная постановка
«Любовь не картошка» с неподражаемой Ниной Усатовой и Кирой Крейлис-Петровой много лет колесит по стране и собирает восторженные отзывы «простых» зрителей, а «Черный бриллиант» с Ольгой Бузовой (привет, «Дом-2»), даже у той самой публики потерпел сокрушительный провал.

Ты мне я тебе

Между зрителем и театром, как ни крути, «высокие отношения»: театры жалуются, что снижать планку и «развлекать» их вынуждает вкус публики, публика не стесняется в выражениях, чуть что ей не по нраву. Но вступают в эти отношения один на один – каждый зритель с любимым актером, режиссером, спектаклем. Неоправданные ожидания от премьеры или неожиданные амплуа любимого артиста могут поначалу разочаровать, но и заставить обнаружить в себе что-то новое. Так что театр – в том числе и для зрителя – дело серьезное и практически интимное. Ну или семейное – и кстати, с детскими-семейными театрами у нас дела обстоят очень неплохо: можно восполнить пробелы в зрительской практике и заодно приобщить к театру подрастающее поколение в Большом театре кукол, «Зазеркалье», «Кукольном формате», «Театре сказки» у Московских ворот и других на постановках, далеких от неизбывно-обязательных детских утренников, которые будут интересны и взрослым. Важное новое слово тут внес фестиваль «Арлекин», высоко поднявший в новейшие времена планку «искусства для детей» и на сцене «Зазеркалья» этот подход воплощающий.

Собирательный портрет театрального зрителя составить не получится: «у всякого свой вкус: один любит арбуз, другой свиной хрящик». Кто-то идет отдохнуть и развлечься, а кто-то – погрузиться в решение вечных вопросов. Кого-то привлекут на афише классики, а кого-то – современники. Всегда нелишне ознакомиться с рецензиями и отзывами, с поправкой, опять же, на вкусы и предпочтения. Так, в прошлом году Комитет по культуре провел мониторинг зрительских и экспертных оценок театров, и в некоторых случаях они оказались прямо противоположными. Это лишь доказывает, что несмотря на периодически возникающие взаимные претензии зрителей к театрам, а театров к публике, эти отношения так и не вписались полностью в общество потребления, а разве это не удивительно само по себе?

девушка на шее мужчины
Aнтoнинa  Хapитoнoвa «Утpo Пeтepбуpгa»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *