Найден очередной предмет работы ювелирного дома Фаберже

В петербургском Музее Фаберже прошла международная научная конференция «Камнерезное искусство». Завершающим пунктом программы стала открытая лекция Кэролайн де Гито — главного куратора отдела декоративно-прикладного искусства Британской королевской коллекции, частью которой является одно из крупнейших и наиболее значимых собраний фирмы Фаберже в мире. На ней эксперт впервые обнародовала новость о том, что ею был найден очередной предмет работы ювелирного дома Faberge. Нам удалось пообщаться об этом с автором сенсационного открытия.

Весной прошлого года на весь мир прогремела история о том, как совершенно случайно везучий американец, скупщик металлолома, приобрел на блошином рынке утерянное сто лет назад пасхальное яйцо, которое Александр III заказал Карлу Фаберже для императрицы Марии Федоровны в 1887 году. Это было третье яйцо из 54 экземпляров коллекции русского правящего дома. Тогда автором открытия стала Киран Маккарти, возглавляющая британскую компанию Wartski, специализация которой, прежде всего, — экспертиза и оценка работ Фаберже.

яйцо и витрины
И вот, спустя год-полтора, соотечественница Маккарти — Кэролайн де Гито — обнаружила среди предметов Британской королевской коллекции фигурку слоника. После проведенных значительных изысканий она смогла доказать, что это и есть считавшийся утраченным сюрприз из пасхального яйца 1892 года, которое хранится в одной из крупнейших частных коллекций произведений Фаберже — в собрании супружеской пары Макферринов из Техаса. Все эти годы слоник был частью коллекции Британской короны. «Я уже сообщила Дороти Макферрин о своем открытии, рассказывает де Гито. – Возможно, когда-нибудь получиться выставить оба предмета — яйцо и содержавшийся в нем сюрприз в виде фигурки заводного слона — на временной выставке. Но это единственный вариант, как две части целого могут воссоединиться. Естественно, странно предположить, что Макферрини преподнесут яйцо в дар Британской короне — единственный путь, как оно может стать частью нашей коллекции. В любом случае не достает еще одного элемента — подставки для слона».

«Мне потребовалось немногим больше года с того момента, как я поняла, что сохранившееся в архивных письмах описание потерянного сюрприза полностью соответствует статуэтке из нашей коллекции, — поделилась Кэролайн. — Потом была работа по изучению самой фигурки слона, его устройства и того, как она попал в наше собрание. Такая работа всегда занимает достаточного много времени, особенно учитывая, что она не была моей единственной и основной задачей. Приходилось быть очень дотошной в проверке всех фактов, чтобы не допустить никакой ошибки: чтобы обнародовать такую новость надо быть абсолютно во всем уверенным». Эксперт специально решила анонсировать свою находку именно в Петербурге, в залах Музея Фаберже, сочтя это весьма символичным шагом. Такие открытия весьма редки не только в отношении наследия легендарного русского ювелирного дома — в нем есть и сейчас ряд пробелов, например, несколько исчезнувших сюрпризов, которые по традиции были встроены в каждое из императорских пасхальных яиц, и ряд самих яиц. Когда же речь идет о столь масштабных собраниях, как Британская королевская коллекция, куда входит более миллиона предметов, или о любом значительном музее, сложно досконально изучить историю каждого предмета. В итоге для начала дополнительных изысканий всегда нужен какой-то формальный повод — знаковые даты, подготовка выставки, научного труда или каталога.

Пасхальные яйца Феберже — одна из традиций русской императорской семьи. Естественно, что весьма скоро дарить Фаберже стало модно и престижно, как и заказывать у ювелирного дома предметы для себя. «Фаберже — во многом продукт своего времени. Его произведения отражают традиции русского декоративно-прикладного искусства, — отмечает Кэролайн. — Такие подарки делались, исходя не только из вкуса дарителя и одариваемого, но и с учетом того, что было уместно для того или иного повода».

В Британской королевской коллекции содержится одно из лучших собраний Фаберже, в частности «каменный зверинец» из фигурок, вырезанных мастерами этого дома. Вообще в сокровищнице правителей Туманного Альбиона хранится немало произведений русского искусства — приобретения и подарки царственных родственников из России. Например, одним из поистине королевских подарков стала малахитовая ваза, созданная для Зимнего дворца и стоившая Николаю I баснословных 40 000 рублей, привезенная в Петербург и, спустя немногим больше года, подаренная императором королеве Виктории в знак благодарности за теплый прием, оказанный в Лондоне наследнику престола. «Это необычная ситуация для сегодняшнего дня, — комментирует эксперт. — Чаще встречаются подарки, специально созданные для какого-то события. Николай I совсем недолго владел этой вазой перед тем, как подарить ее королеве Виктории. Но, я полагаю, этот жест является, прежде всего, свидетельством его желания презентовать дружественному монарху то, что вызывало всеобщее восхищение и было модным».

заводной слоник

«Утpo Пeтepбуpгa»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *