Исторический архитектурный Петербург постоянно менялся — надстраивались новые этажи, возводились мансарды, кварталы уплотнялись. Это нормально и от этого не нужно отказываться, уверена Шарлыгина Ксения Александровна — кандидат архитектуры, заслуженный архитектор России, главный архитектор ООО «ЛенжилНИИпроект». В советское время усилиями именно этого института были спасены от разрушения сотни зданий старого фонда.

питерское здание

на реке стоит дворец

Как строился город

Петербург уникален тем, что исторический центр чрезвычайно компактен. В большей мере это связано с его молодостью — 300 лет не возраст для европейского города. А тот его облик, к которому мы привыкли, который любим и ценим, сложился вообще чуть ли не за 100 лет — с начала XIX по начало ХХ веков. При этом дома постоянно перестраивались. При Петре I Петербург был одно­-двухэтажным, при Пушкине он стал трехэтажным, а к 1917 году — в основном, 4­5­этажным. Причем застройка была очень плотной и единообразной. И это единообразие не переходило в скуку, а обеспечивало цельность восприятия. Застройка была объединена единым масштабом и даже функцией: на 85­-90% ее составляли жилые здания.

желтое и бирюзовое здания

дома у Аничкого моста

Дома под присмотром

Петербург всегда был под пристальным вниманием властей. До Николая I даже небольшие объекты возводились по чертежам с надписью «Высочайше утверждено». Стоит отметить особое отношение к жилым домам. Смотрителями за домом часто были профессиональные архитекторы. Они внимательно следили за состоянием дома — кровли, гидроизоляции и т.д. Мой дед рассказывал, как к нему пришел управляющий и сказал: «Что­то вы мало дров за зиму сожгли. Как бы квартира не отсырела».

спутниковая антена на доме

Как разрушался город

После революции именно жилому фонду повезло меньше всего. Зимний дворец стал музеем, Дворянское собрание стало Большим залом Филармонии и т.д. И плохо ли, хорошо ли, по мере сил, по мере понимания, и  наличию  средств, их поддерживали. Что касается жилья, то после национализации, оно потеряло хозяев. Квартиры начали активно делить, делать беспорядочные перепланировки. Обслуживание зданий тоже оставляло желать лучшего. Максимум, что могли сделать управхозы, — организовать сброс снега с крыши. Ремонтировать не было ни средств, ни желания. В результате начались протечки — от них страдали перекрытия. Вода стояла в подвалах, в результате отсыревали разрушались стены. Ну и, конечно, сильный урон домам нанесла блокада.

На помощь пришли «хрущевки»

Центру Петербурга помогло массовое строительство, начавшееся в 60­х годах прошлого века. Благодаря появлению новых жилых площадей, появилась возможность расселять дома для проведения капитального ремонта. Возможность, конечно, ограниченная, в сравнении с потребностями. Но провести комплексный капитальный ремонт, а, по существу, реконструкцию дома, без расселения не возможно.

фигуры на балконе

Реконструкция по плану

В это время был создан наш институт. Мы начали заниматься проектированием реконструкции зданий — жилых и общественных. По моим подсчетами, до 1985 года по нашим проектам отремонтировано 25% старого жилого фонда. Примерно по 100 домов в год. Работы шли по плану, основанному на результатах обследования домов. Методику обследования разработал также наш институт. Помимо капитального ремонта по части объектов мы предусматривали их реконструктивное преобразование: разборку малоценных дворовых строений, иногда надстроки и пристройки. Конечно, все эти изменения проводились под надзором контролирующих органов. В результате, я уверена, мы не только не нанесли ущерба облику Петербурга, а кое­где способствовали его упорядочению. Мне приятно вспомнить дом на Площади Труда, заменивший ветхое двухэтажное строение, и сформировавший облик площади, соответствующий ее масштабам. Значительно более выразительным после реконструкции стал дом №3 по Владимирскому проспекту.

старинное здание углом к реке

Уплотниловка царских времен

В процессе реконструкции кварталов нам приходилось сносить дома внутри дворов. Дело в том, что уплотнительная застройка — совсем не современное изобретение. До революции участки активно застраивались и уплотнялись. Жить в образовавшихся вторых и третьих дворах приходилось без солнца и света. Основная часть наших реконструктивных преобразований касалась именно разуплотнения, санации внутриквартальной застройки. Она осуществлялась в строго ограниченном объеме, но давала ощутимый эффект. Приятно пройти по этим реконструированным дворам, увидеть поддерживаемое жильцами озеленение, детские площадки, которых раньше здесь не было. К этим дворам и население относится иначе, ощущая их, наряду с квартирой, своей собственностью.

дом с красивыми скульптурами

Современный  Петербург

Я осталась при своем мнении, что продолжение изначальной петербургской традиции реконструкции и перестройке имеет право на продолжение в наше время. Главное, чтобы все преобразования были обоснованными и выполнялись грамотно и профессионально. Конечно, какую­то часть города можно законсервировать, как музей. Но рядовой застройки это касаться не должно.

Петербургу очень повезло, что он дошел до нашего времени в таком виде. Во многом в советский период его спасла бедность. В противном случае с ним могло произойти то же, что и с Москвой.

Как избежать градостроительных ошибок сейчас? Сегодня мы имеем борьбу градозащитников с инвесторами и, в качестве судей — чиновников. Каждая из сторон преследует свои интересы, не может или не хочет учитывать все факторы, составляющие проблему обеспечения жизни города. Начинаешь мечтать об единовластии и праве единоличного решения проблемы той инстанцией, которая озабочена сохранением исторического центра, и отказываясь от некорректных услуг инвесторов, знает, как обойтись без них.

Но право единоличного решения подразумевает и единоличную персональную ответственность. Хорошо было принимать ее на себя Государю Императору — он был самодержцем и перевыборам не подвергался. И как быть сейчас? Наверное собирать команду профессионалов, возможно более далеких от коммерческих интересов, вести регулярные дискуссии в СМИ, обсуждать каждый проект реконструкции, искать и находить консенсус. Обязательно находить, потому что, похоже, без инвесторских вливаний денег на ремонт не соберешь, а без него скоро нечего будет охранять.

arhitektura-sankt-peterburg-10

Мансарды помогут центру

Сейчас провести комплексный капитальный ремонт старого фонда можно только на средства инвесторов. А их можно привлечь исключительно материальной выгодой. Выход из этого я вижу один — привлекать инвесторов к реконструкции исторической застройки, разрешив как ее разумное разуплотнение, так и создание новой площади за счет надстроек, встроек, мансард преимущественно внутри кварталов и под действительным контролем надзорных инстанций. При достаточной политической воле законодательной власти. Отчислений от доходов за проданную новую площадь должно хватить на неотложные ремонтные работы.

дом среди деревьев
Утpo Пeтepбуpгa