В поисках мест обитания тех, кто двигает науку вперед, мы обнаружили технологический заповедник ИТМО. О том, как работает технопарк института, почему программистов становится все больше и когда бизнес будет вкладываться в космос, мы поговорили с Ниной Яныкиной, начальником департамента проектной и инновационной деятельности Университета ИТМО.

Что такое «технопарк ИТМО», как работает эта структура?

Технопарк как структура университета информационных технологий, механики и оптики — это реально существующее место, территория, на которой располагаются и работают различные компании, так называемые рецепиенты технопарка. В основном это высокотехнологичные компании, которые реализуют свою деятельность в приоритетном направлении развития нашего университета, начиная с IT-сферы и заканчивая медицинскими исследованиями. Они вовлекают в свои рабочие процессы студентов, идущих на практику и создают определенную экосреду. Надо отметить, что по сути дела наш технопарк практически не занимается содействием развития на ранних стадиях, он не располагает возможностями для стартап-компаний, которые находятся на посевной стадии финансирования, — для этого у нас существует инкубатор. Технопарк не дает компаниям финансирования, для этого сейчас создается венчурный фонд при университете. Существует возможность консалтинговых услуг со стороны различных внутренних структур университета, которые помогают молодым компаниям и проектам привлечь базовое финансирование, отработать идею и превратить концепцию в работающий прототип или бизнес-модель, а также найти дополнительных инвесторов. По сути, технопарк — это структура, которая находится в самом конце линейки сервисов, выстроенной нашим университетом для развития высокотехнологичного бизнеса на базе разработок ИТМО, он предназначен для зрелых компаний, уже выходящих на окупаемость. Когда же мы говорим о студенческих стартапах и инновационных предприятиях с участием университета, системная поддержка им оказывается другими субъектами инновационной экосистемы ИТМО, каждый из которых заточен на конкретный этап развития цикла. Есть, например, отдел научно-технологического форсайта, его специалисты консультируют команды разработчиков на предмет того, в какую сторону лучше двигаться, чтобы быть актуальными через 5-10 лет. Есть отдел фандрайзинговой деятельности, который находит все возможные источники финансирования, помогает с составлениями заявок в различные фонды и на получения грантов. Есть отдел маркетинга инновационной деятельности, который помогает всем этим молодым компаниям продвигать себя, разрабатывать стратегии для компании, продукции, товаров и услуг. В технопарке есть место, где стоит необходимое оборудование, 3D-принтеры, станки и прочее, где ребята, создающие продукт, могут собрать своими руками прототип и посмотреть вживую, как он выглядит и понравится ли в таком виде потребителям. Бизнес-инкубатор курирует акселерационную программу, которую запускает раз в полгода: прокачивает через нее команды разработчиков — потенциальных стартаперов и будущих предпринимателей — и на выходе получается вместо идеи бизнеса работающий прототип продукта, понимание того, сколько и каких ресурсов требуется, инвесторы приходят, смотрят на проекты и решают, поддержать ли их на следующей стадии.
Это только примерный набор сервисов, которые работают в технопарке.

А какой отдел генерирует идеи? Где водятся ваши изобретатели?

Изобретатели у нас везде. По той простой причине, что изобретения создаются не в инфраструктуре, а в головах людей, которые сидят на кафедрах и занимаются научными исследованиями. Цикл работает таким образом. Университет имеет определенный набор научных коллективов, которые ведут исследования и для государства, и по заказам частных компаний. К этой работе привлекаются и студенты, на этом построен образовательный процесс. Когда исследования завершаются, реализуется научный проект. После его разработки подключаются отделы, о которых я уже говорила, и начинается процесс фиксации прав университета на разработки и патентование. Параллельно мы проводим дополнительные исследования, выясняем, кому это может быть нужно и каким должен быть конечный продукт. Дальше начинается работа бизнес-инкубатора, формируется команда и в ближайшей перспективе — молодая  бизнес-компания.

Почему, по-вашему, такой популярностью в наше время пользуются IT-разработки и какие-то инновации и изобретения чаще всего происходят в этой среде?

Это интересный вопрос, вы правильно отметили, что сейчас наблюдается большой уклон в проекты в сфере IT-бизнеса. Объясняется это довольно просто, в России, в принципе, традиционно сильно развито математическое образование и есть все предпосылки к работе с информационными технологиями. ИТМО, например, абсолютный чемпион мировых чемпионатов по программированию. Еще один важный момент, почему IT развивается такими темпами не только в России, но и за рубежом, — инвестиции в эту сферу на ранней стадии не так велики, как во многих других сферах. Кроме того, информационные технологии проникают всюду и применимы везде, в любой индустрии, от медицины до сферы развлечений. К тому же информация — наиболее простой для реализации объект интеллектуальной собственности.

Мы все время говорим о бизнесе в контексте инноваций и изобретений, но это ограничивает предел перспектив сроком окупаемости. А как же глобальные проблемы вроде освоения космоса, поддерживает ли бизнес изобретателей в этой сфере?

Когда вы говорите про частные инвестиционные или финансовые инструменты, безусловно, эта модель предполагает прогнозируемую окупаемость и здесь и за рубежом. В перспективные проекты, имеющие глобальное значение, вкладываться должно в первую очередь государство. Частники вкладываются только тогда, когда уже проделана работа и видна выгода. Если мы говорим об исследованиях глобального значения, они так или иначе связаны с государством. Освоение космоса для государства — проект, который обеспечивает потенциальную конкурентноспособность государства на десятки, а то и сотни лет вперед. Частники принимают в этом участие, но со своей стороны инициативно такие проекты запускать не будут. У нас государство много инвестирует в науку не столько на уровне фундаментальных исследований, сколько на уровне прикладных. Вообще все фундаментальные исследования проводятся либо институтами Российской Академии наук, которая находится на полном содержании государства, либо исследовательскими университетами,  финансируемыми из государственного бюджета. Более того государство инвестирует и в практическое применение. Порядка 2 процентов всего бюджета РФ выделяется ежегодно на финансирование фонда содействия развитию малого и среднего предпринимательства в научно-технической сфере для того, чтобы дать толчок дальнейшим прикладным исследованиям и технологическим работам и перевести уже полученные научные результаты исследовательских институтов на следующий этап, когда уже приходят инвесторы и появляется возможность практического коммерческого применения.

молодые люди рисуют

фото: itmo.ru

«Утpo Пeтepбуpгa»