Чтобы искать новую работу, нужно расстаться со старой. В пятницу, 11 сентября, команда радиостанции «Нева FM» объявила о завершении работы. Ведущий утреннего эфира Александр Малич рассказал нам о закрытии «Невы FM» и петербургском культурном коде.

Локальные культурные медиапроекты закрываются один за другим, нас становится все меньше, почему так?

Есть мнение, что при современном развитии бизнеса локальные СМИ не могут существовать в недотационном формате.

«Нева FM» и «100 ТВ» — ресурсы одной структуры, «Балтийской медиа-группы». Так случилось, что умер руководитель Олег Руднов. Он мог себе позволить делать радиостанцию, которая несла локальный культурный код, что для Петербурга архиважно. Пришли другие люди с другим подходом. Мы знали еще неделю назад, что нужно заканчивать, но объявили о закрытии в последние 20 минут утреннего пятничного эфира.

Мы, петербуржцы, мягкие — консолидация  происходит в последний момент. Наверно, если бы люди, которые выразили свое соучастие в социальных сетях, собрались раньше, что-то могло измениться.

А Вы пробовали как-то оспорить это решение?

Главный редактор сказал, что я больше не выхожу. У меня не было разговоров ни с кем выше. Для десижнмейкера, который принял решение, это был непонятный формат. И «Нева FM» была на нижней строчке рейтинга. У кого не спроси — все слушают, но цифры говорят обратное. И это простейший показатель для бизнеса. Ну что нам было делать, Каменоостровский перекрывать?

Никто из команды не остался на радиостанции?

Такой опции не было. Был всего один вариант — переход в автоматическое вещание. Остался технический персонал в небольшом количестве, они будут поддерживать жизнь радиостанции, но производить «Нева FM» ничего не будет.

Не рассматриваете возможность онлайн-вещания?

Появляются люди, которые предлагают собрать деньги и сделать «Неву» онлайн. Я отношусь к этому никак — ну, давайте попробуем. Может, городу это и не нужно? Это была станция-первооткрыватель. Такого формата не было, но, я думаю, что появится аналогичная. Не знаю, будем ли работать на ней мы или кто-то другой. Я точно буду работать на Fontanka. ru в проекте «Фонтанка.Офис». Это офисное интернет-радио, активное с 10 утра до 6 вечера, — формат новостного разговорного радио. Я буду работать в вечернюю смену, с 15 до 18 по будням. У нас почти не изучен формат  интернет-радио,  хотя «Неву FM» большое количество людей слушало вне Петербурга через   интернет.

Нет желания запустить проект самостоятельно?

Я всегда работал на готовом ресурсе, ничего не начинал с нуля. Было бы неплохо, но я об этом не думал. Не могу сказать, что я отчаялся, устал, надел теплый свитер, шерстяные носки, в которые заправил треники, и сижу на кухне, бухаю, конечно, нет.

Но я сейчас несколько в состоянии groggy: мы заявили о закрытии утром, а вечером я разговариваю с тобой. Нужно выдохнуть, подождать, проследить, какие отзывы появляются в организме. «Нева» была проектом энтузиастов. И когда закрываются вещи, которые делаешь по воле души, становится не по себе.

Мой друг Антон Духовской сказал, что «Нева» стала приметой обычной нормальной жизни, каналом, который чему-то учит и как-то развивает. Это был культурный код. Если ты садишься в машину к таксисту и у него звучит «Нева FM», ты понимаешь, что он более-менее твоего круга. Может, это небольшой круг, но он твой.

Вы не рассчитываете на помощь этого самого круга?

Для нас это работа и дело всей жизни, а для остальных людей их работа — дело всей жизни, а радио — это досуг. Вчера я был в этом кафе, оно закрылось — пойду в следующее. Даже при огромном отклике, который мы получили сейчас, не уверен, что в этой ситуации чем-то можно помочь.

А поддержка администрации? Все-таки «Нева FM» — культурный проект, нужный городу…

Мы находились внутри структуры и не имели полномочий прийти к депутату и сказать: «Дайте денег». Радиостанцию закрыли не мы, а владельцы. Вот есть у тебя холодильник. Ты хочешь, чтобы там стояли безлактозные йогурты. А кто-то тебе говорит, скорее всего, капуста, которая в холодильнике сидит, что тебе сейчас поставят йогурты с клубникой, потому что эта капуста считает, что так лучше. А это твой холодильник: ты не ведешь переговоры с капустой и ставишь туда безлактозные йогурты.

Если все-таки найдется инвестор в течение ближайших месяцев, вы готовы возобновить работу?

Я думаю, это возможно. Из авторов никто не откажется. Часто люди делали передачи безвозмездно, не брали гонорары, понимали, что это некая миссия, что ли. Во всем этом ужасно теряет город. Я в последнее время рад всем новым медиапроектам: их должно быть больше, должно быть разнообразие — город этим живет. А когда у тебя четыре СМИ на город, они могут быть неплохими, но этого мало.

Что удивительно, в городах, которые далеко от Москвы, много локальных звезд. У них есть местные радиостанции, свое телевидение, для населения сотрудники этих СМИ являются бОльшими культуртрегерами, чем кто-то с московского канала. А у нас таких людей в медийной среде нет, или их не так много, как могло бы быть. В этом, вероятно, самая большая проблема.

Солнце заходит над Невой

«Утpo Пeтepбуpгa»