БДТ: Большой драматический театр имени Г.А. Товстоногова

Современному петербуржцу БДТ кажется неотъемлемой частью города, зданием — сверстником Александринского театра. Однако зданию немногим больше ста лет, а история именно Большого Драматического театра и вовсе не насчитывает века: столетие будут отмечать в 2019 году. Именно Георгию Товстоногову принадлежит заслуга встраивания БДТ в систему культурных ценностей города наравне с Эрмитажем. Мы проведем краткий ликбез по истории театра — от начала и до эпохи Мастера.

Театр Суворина

В 1862 году хаотичный самодельный Апраксин рынок, объединенный из Щукина и Апраксина дворов, погорел. Огонь уничтожил все временные и часть постоянных построек. Граф Антон Апраксин, чьи убытки исчислялись миллионами рублей, взялся за обживание своих территорий заново. Антон Степанович был человеком многих талантов и интересов: летал на аэростатах, музицировал и подавлял восстания, богатством не кичился, на благотворительность и искусство денег не жалел. По его заказу архитектор Людвиг Францевич Фонтона спроектировал заново не только корпуса Апраксина двора, но и здание известного нам  театра.

Апраксин театр технически считался одним из лучших частных подмостков Петербурга, но своей труппы долгое время не имел: граф Апраксин сдавал помещение в аренду Дирекции Императорских театров, а те использовали здание в качестве малой сцены Александринки.

В 1895 году постоянный арендатор сменился и Апраксин театр стал театром Литературно-художественного общества или, как они также себя называли, литературно-артистического кружка, где главными соучредителями являлись собственно, Алексей Суворин, Петр Гнедич и князь Павел Оболенский.

Суворин был журналистом, писателем и театральным критиком, родился в Воронеже, а в столицу попал в 1863 году, где, уже в статусе подающего надежды писателя, устроился на работу в «Санкт-Петербургские ведомости». Там он работал едким фельетонистом под псевдонимом «Незнакомец». Когда в 1874 году вся редакция была разом уволена, ходили слухи, что главной причиной тому был Незнакомец. К тому времени у Суворина уже было новое увлечение — издательство, как книжное, так и газетное: первые «Желтые страницы» города — адресный справочник «Весь Петербург» — выпускал именно он. Считается, что и успеху Чехова поспособствовал Суворин, публикуя великого драматурга на страницах своего издания «Новое время».

Петр Гнедич, несмотря на активную литературно-журналистскую деятельность до «Театра Суворина», признание получил позже, став в 1900 году управляющим труппой Александринского театра. Что касается Павла Оболенского, то князь не стремился в драматурги — его манила сцена. Одной Александринки, где он играл с 1890 года, ему, очевидно, было недостаточно.

Театр на Фонтанке, 65 в просторечие звали Суворинским, после смерти самого Суворина это название стало официальным, а также Малым — относительно Александринки. В Малом-Большом театре того времени успешно ставили свежие пьесы, радовали аристократическую публику. В целом Суворинский театр был заведением модным и посещаемым. На рубеже веков Суворин стал единовластным руководителем Малого театра. После кончины журналиста в 1912 его сын еще несколько лет поддерживал театр литературно-художественного общества, а в 1917 году театр у семьи Сувориных отобрали революционеры. Сначала — просто, чтобы не было. Через три года на Фонтанку переселили на тот момент бездомную труппу Большого Драматического театра.

Театр Горького

Строго говоря, столетний юбилей БДТ Петербургу придется отмечать посреди чемпионата мира по футболу в России — в августе 2018: именно в августе 1918 года актриса МХТ и комиссар театров и зрелищ Союза коммун Северной области Мария Федоровна Андреева подписала декрет о создании в Петрограде «театра трагедии, романтической драмы и высокой комедии». Должность Андреевой и формулировка декрета звучат в наше время довольно забавно, но за дело большевики взялись всерьез.

Театр создавали по инициативе и при строгом контроле Максима Горького. Оформлением спектаклей занялся художник Александр Бенуа, впрочем, творил он на полставки, совмещая работу над декорациями и костюмами с руководством картинной галереей Эрмитажа. В 1926 году Бенуа и вовсе уехал из России в командировку, из которой резонно решил не возвращаться. Труппу собирал известный артист оперетты Николай Монахов — до самой своей смерти в 1936 году он числился в ее составе и выходил на сцену. Вместе с ним на почетные первые роли были назначены актер Александринки Юрий Юрьев и Владимир Максимов, кстати, служивший до того в Малом театре. Юрьев также привел в БДТ команду своего Театра трагедии.

Определились и с главным режиссером: им стал Андрей Лаврентьев, ученик Немировича-Данченко. Именно его спектакль «Дон Карлос» по пьесе Шиллера 15 февраля 1919 года стал первым выходом труппы БДТ на сцену — правда, не на свою, а в помещении Большого зала Консерватории. В апреле того же года председателем худсовета БДТ стал Александр Блок. На следующий год Большой театр уже обосновался на месте Малого — там, где находится по сей день. В противоположность Суворинскому театру — утонченному, аристократичному и авангардному, Большой Драматический театр стремился к пафосу революции и героическим сюжетам, которых, впрочем, не находилось в отсутствие советских драматургов. Поэтому первые годы в БДТ с героическим надрывом ставили «Макбета» и «Слугу двух господ».

Театр многих

Два сезона в театре прошли на ура, а затем наступило время спустить пар: Горький и Андреева покинули СССР, Блок покинул этот мир, Лаврентьев ушел в творческий отпуск на два года. За это время в роли худрука попробовали себя сперва Николай Петров, а затем Константин Хохлов, которому еще предстояло вернуться в БДТ много лет спустя, чтобы, проработав год, уступить кресло Георгию Товтоногову. Но это были уже кризисные времена, а в двадцатые годы БДТ был на слуху и на коне: вернувшийся Лаврентьев принес стабильность, тогда же литературной частью театра стал заведовать Адриан Пиотровский, филолог и переводчик древних авторов. Именно благодаря последнему в БДТ начали ставить пьесы молодых советских (и не только) драматургов. В 1928 году Пиотровский покинул театр ради должности художественного руководителя фабрики «Совкино» — нынешнего «Ленфильма».

Через год Лаврентьев уступил место главного режиссера ученику Мейерхольда Константину Тверскому, оставшись при этом в театре в качестве актера. Тверской с удовольствием взялся за современную драматургию, базу которой подготовил Пиотровский. Следующие шесть лет в БДТ, если и ставили классику, то делали это, стремясь к оригинальному прочтению. Бок о бок с Тверским работал еще один ученик Мейерхольда — Владимир Люце. В театре Апраксина снова заговорили молодые голоса, появился стиль и вкус: Люце и Тверской строили на остывающем пепелище революции современный театр. Но в 1935 году Константина Тверского выселили из Петербурга в связи с убийством Кирова, а двумя годами позже он был расстрелян в Саратове.

Ярким главным режиссером мог бы стать Алексей Дикий, но он проработал в БДТ всего лишь сезон (1936-1937 гг.), после чего был арестован и приговорен к пяти годам лишения свободы за контрреволюционную деятельность. После освобождения в Ленинград Дикий не вернулся. Следом за ним главными режиссерами были Борис Бабочкин, Лев Рудник, Наталья Рашевская, Иван Ефремов и, наконец, Константин Хохлов. Театр погибал в собственных внутренних склоках, был должен всем и вся, а зрители и вовсе обходили Большой стороной. БДТ требовался не режиссер, а руководитель.

В 1956 году делегатам XX съезда КПСС представили спектакль «Оптимистическая трагедия» Ленинградского театра имени Пушкина. Через несколько месяцев режиссеру постановки, немолодому человеку, главному режиссеру театра Ленинского Комсомола, сыну врага народа Товстоногову было предложено буквально «спасти первый пролетарский театр»  любыми  средствами. 13 февраля 1956 года Товстоногов вступил в должность. А спустя некоторое время БДТ стал таким, каким мы его знаем. По крайней мере, каким знали до 2013 года.

БДТ Санкт-Петербург
«Утpo Пeтepбуpгa»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *